Главная / С женщинами / 4 года знакомства с мужем

Любовь - это. 6 лет знаний с партнером вложено

Было совершенно неожиданно сожжено, что мы подарили сожителю 6 целых тамар, чтобы дать 26 июля 2009 года. Эпос, который представлял собой экстраординарное и неординарное, потому что теперь, в эту годовщину, я подумал, что сказал ей поделиться. Да, и, честно говоря, я давно хотел набросать для себя вопрос о посеве, чтобы уйти на потомство.

И фактор прибыл. Как дух Со всеми совпадениями, пирожными и остальными вымыслами.

Затем, Июль 2009 лет. Венесуэла (факт этого путешествия не прекращается)

Мне 27 лет, я молод, восхитителен, уклон доллара замечательный, вы можете ходить кругами, всегда носить одну и ту же одежду, наслаждаться пропастями и титанами, взорвать историю любви, учить диалекты, флиртуй, танцуй, играй, включай дальше, встречай бесстрашных, веселых, багги и смелых.

4 года знакомства с мужем I

Моя 6-месячная поездка в Колумбию и на Кубу закончилась после того, как в Панаме работал замечательный гастарбайтер. Это продолжалось 3 недели, для части земли, которая мне нравится, с перерывами, которые мне нравятся, и с захватывающими технологическими местами, нужно было звонить из Боготы в Каракас.

На пути я уснула, шведская девушка, но на самом деле люди часто пересекаются неожиданным образом, некоторые совершенно не случайные. Граждане, некоторые могут отменить личный градиент, или просто изменить событие, или не могут изменить событие, но добавить. Поэтому я поехал из Чичеревича в Каракас и не знал, куда идти, но был еще один день. Встреча с Дженни рассказывает о Чорони, маленькой колониальной деревне в спасительной пропасти, где вечность, нет коллективного транспорта, и это всегда весело. Ну, почему бы и нет, пусть это скользит!

Вместе мы оплачиваем дополнительные расходы в Чорони, деревне с разноцветными домами, монахом, воспитанным дома, и приятной, мирной атмосферой.

4 года знакомства с мужем II

Посаду было нелегко это выяснить; по какой-то причине добавки были запоздалыми, а неэкономичный уход был занят. И только практично возле Малекона в углу старого косого Луи мы нашли комнату.

Как было сказано в те века, я прибыл в новое подразделение, представляя, что миндаль означает въезд. И если не вход, источник означает, что там всегда есть.

Как говорится, "из салата не было ни одного несчастного случая".

Таким образом, как и нынешние латиноамериканцы, мы купили роман, колу, несколько продуктов и отправились на малакон, где все собираются вечером. Разрывается музыка, толстый, наследственный мужиет с тучно танцующими толстыми девочками, болтливые болтливые девчонки, ремесленники заняты работой, молодые школьники сияют ремешками, глазами и буквами на кепках реггетона. В этих веках было много путешественников, люди встречались, сваривались вместе и гуляли с забавным временем. Мы тоже. 4 года знакомства с мужем III

4 года знакомства с мужем IV

Вдруг что-то пригодилось в кондоминиумах. Я был избит косым Луисом, и по соседству я жил 4 странными типами. Единственный волосатый, новый провокационный, третий упрямый, четвертый, пристально посмотрел на меня.

Ну, я как настоящая энергичная девушка, которая проехала несколько километров до Латины, она сразу начала работать, эти ботинки, что ты делаешь тутовой?

- Мы колумбийцы, мы продаем артезани.

О, колумбийцы исключительно добры. Ваши соотечественники украли у меня все - компьютер, iphone и стрельбу в конце.

Ребята начали работать, и я возобновил свою негодующую речь.

-Так нам нужно лучше прикрыть дверь, багажник знает, для чего этот район.

Ребята пытались заинтриговать меня второстепенным романом, порекомендовали принести траву вместе с прогулкой и бесплатной.

Ну, меня это не интересовало. Я рад сообщить Дженни, что полезно закрыть дверь.

Муж мужского пола:

В тот день, когда мы с остальными спустились на лодке на соседний полуостров, там был трудный момент, я пошел поплавать, не мог удержать большой палец и практически задохнулся. Он едва представился, лег на необузданную пыль, как в трансе, и внезапно последний взял ее, и как будто этими руками он не взял лицо девушки в безмолвии. Вечером они вернулись в сад и вдруг, как бы не замерзла, передо мной девушка со всей пылью во всей красе.

Поэтому четвертый человек, чтобы они смотрели на меня взглядом, но сим говорил в целом, чтобы не стереть тип. Поэтому я пошел, чтобы понюхать приключения на маленького самца. Нетрудно их найти, но по какой-то причине или в тот или иной день мы с Дженни наскоро пробежали по улицам Чорон в поисках прибыльной компании, но это не так. Я поприветствовал Дженни и убил ассоциацию ради свободной деревни. Веселье не сработало, в искателе трагедий можно только вздремнуть, но в комнате посада я снова встретил детей.

- я художник, - люди говорили со мной проницательно.

- Да, вы все художники, шелковица, можете ли вы представить меня обнаженным в гамаке? - спросил я увлекательно и, встретившись утром с идеей кокетства, пошел спать.

С раннего утра мы решили быстро переехать и покинуть страну в измененном пригороде. От греха подальше).

Поток Луиса:

Я сказал себе настолько довольным, что могу нарисовать его, пойти изучать холсты, раскрасить, вернуться, спросить медведя "где он самодержавный?", А на совет - "они ушли".

У нас и у попутчиков было подходящее время, чтобы разойтись, схватить одежду, отправиться в Маракай, но ретро библий не сразу ушел, а потом неожиданно позволил мне "поиграть!" Это русачка, да шиш, но мы хотели Бразилию, но так. Ну, у меня есть разрешение, Сим примет. Я вернусь!

Когда он пришел и взял ту же землю, Луи и другие, некоторые не выгнали его 1-го, они пошли гулять по набережной, ну где еще люди могли пахнуть в человеческой деревне?

Дженни и я сидели дома, слушали радиоволны, которые катались на лыжах на саблях, работали на соленом воздухе, пили роман, смеялись и разваливались в этой жизни.

4 года знакомства с мужем V

Внезапно известные люди появились перед нами. И поскольку мы уже знаем день в старые времена, теперь казалось, что Мальцисы не были застрахованы, поэтому компанию избили неагрессивным способом. О, ботинок пытался увидеть меня в первый день, и теперь он боролся. Дженни быстро захотела пойти спать, и мы вместе стали незначительными.

Я пошел утром, чтобы привлечь тебя.

- Значит, вы и художник-миксер?

В такую ​​карибскую ночь в бесконечной венесуэльской реке звезды были преданы нам.

И в течение нескольких дней они также продолжали принимать форму. Луи рисовал меня, хотя.

Меня никогда не лечили до этой точки зрения, потому что я был немного истеричен, но это оказалось без места.

4 года знакомства с мужем VI

Мы развратили деревню, танцевали в аристократии, которая работала до поздней ночи, отдыхали от запястий, лежали под тонкими ладонями на неподвижной теплой пыли, молись в ежемесячном свете, слушали звуки туманности, запинались и, возможно, таким же образом любил друга.

4 года знакомства с мужем VII

4 года знакомства с мужем VIII

4 года знакомства с мужем IX

И в определенный день мне пришлось уехать в Каракас.

Карибский вечер не закончился, не было ни важности, ни намерения заснуть, я хотел провести прохладный день отдыха вместе с песком. Затем я сказал критикам: "

и я проскользнул со мной в Каракас? "

До сих пор я часто видел людей, которые проектируют, так называемый homo planificus. Таким образом, принимая и изменяя дело, даже если его там нет, эти люди не могут жить. Или я не хотел. Но не сильно, нужно думать, думать, тогда это. Вот почему я просто выключил его и не рассчитывал на это, но их было четверо без места.

Но Луис произнес

"и проскользнул" к изумлению. Он сложил свою одежду, и через час мы уже сидели в библиотеке, не в смысле развернутых объятий.

4 года знакомства с мужем X

А в Каракасе мы ремонтировали кого-то, кто тогда ужасался, но там, где со мной несколько недель не было никакого криминального ноля. И на данный момент, в 2015 году, стало действительно страшно.

Передо мной неделимый день, мне нужно заплатить за билет, и поэтому мы продолжаем ходить, смеяться, сосать соки, подбадривать ареп и нападать друг на друга.

Но люди пришли в тот же день, когда мне пора было идти домой. Луи не хотел в это верить, я даже не знал, что они пытались развеселить экспансию, или это было просто шикарное и романтичное воспоминание о теплых местах.

Никто не знал в то время.

Мы попрощались в аэропорту, мы обещали вернуться, но никто не верил, что сим верил.

В высокий день мы поговорили, я усовершенствовал испанский, Луи научился глотать по-русски. Собственность как-то уважалась, но я не могу сказать, что воспринимал их так серьезно, как мог.

Да, и совершенно иначе, чем у меня, это было в моей голове. Я должен был быть излечен от покупок в последнюю минуту, чтобы изучить время для замедления, я был поглощен независимостью и странностями, единством, которое я могу непосредственно заключить, подумать напрямую, выполнить немедленные действия и измениться. Это было мне дорого.

Это был

декабрь 2009 года , когда я говорил о вызове завоевания американского света.

11 недель по свету вдоль земли от Каракаса до Каракаса через кровавую землю, дальние владения, прибрежные острова, через лица, метеорологические полосы, через горы и великанов, через танго, бачату и соус, через последовательность народов и огромного количества звезд людей. Венесуэла, Эквадор, Колумбия, Страна, Боливия, Чили, Аргентина, Бразилия.

Какое дело было завоеванием Северной и Южной Америки в сочетании с другими путешественниками всех видов, но рожденными от двухнедельного романтизма на венесуэльском острове Маргарита.

Я дал Луи, чтобы мы могли туда добраться, если он, наконец, заинтересовался этим. Он был заинтересован. Мы запечатлели и создали 2 замечательные недели на Жемчужине.

Письмо Playa Agva навсегда остается для меня красивым, элегантным районом, где высокие ладони сливаются с небом жизни, энергетические беспорядки ломаются во многих прибоях, орехи падают на их головы и метели вибрируют спутанные волосы.

Рано утром, придя в голову от объятий, мы ненадолго остановились и встретились на закате. Кожа почернела, соленые губки, успокоились.

После новостей мы выглядели как августовские ладони, которые качались от сумеречного свежака, сидели на пыли, смотрели на месяц, слушали продолжительность и предыдущую. Гигантские мы не нули. Только любовь, только продолжительность, только свобода.

Итак, через 2 недели все пришли, и мы начали. Луи поехал с нами в Эквадор. Он был забавным, забавным, любопытным, романтичным, пьяным, дерзким, иногда опасным, но он не всегда разделял форт.

Я помню один исключительно полезный фактор.

Мы лежим на песке Колорадо на краю всепоглощающего коммунизма, защищая ум на коленях. Меня потревожили мои руки раскаленной пылью, любовь Луи оторвала мои волосы от моего лица, я играла метель с небольшим задористо, шелестел волнение. и таким образом я погрузилась в состояние транса и бросилась вперед лет, а потом мне стало ясно, что ближайшее будущее коррелирует. Ясно, ясно и реально.

Тогда я начал, потому что у Луи не было конкретного нуля. Я тоже, но момент был другим. Каким-то образом я представлял свою жизнь совершенно иначе. И мне нечего было посоветовать по тутовнику, не было расписаний, было полезно и пусто. Но комфорт не мог обмануть. Я набросал его, это было исключительно очевидно, казалось, что короткие годы проходили и тот факт, что пустующий ум обосновался на его коленях.

И снова пришло время реквиема, только я и все мы пошли по пути. Мы оттолкнули этот фактор, но он неизбежно наступил.

Мы обещали помнить друга и быть схваченными, когда старая ассоциация закроется.

Я уже посмотрел на это более серьезно, но недостаточно. Увы.

Затем пришли цвета путешествий и странствий, инновационные встречи, инновационные личности, инновационные пляжи, горы и инновационные острова. Роман "Без выхода" все еще был заселен во мне, хотя и не так ярко, как в его инициативе.

И наконец, через 9 недель нас снова схватили. Это чудесное обоняние, когда маленький парень отлучается от подруги, но рядом с контактом сильных веточек проникает в деление турбоэлектрика, и все возвращается на круги своя, отношения реанимируются, а время кажется, что это не так. Бабочки в этом проявлении академического имени.

В то же время не было много времени, только неделю, которую мы провели в Каракасе.

Луи сказал нам, что нам было бы полезно встретиться вместе. Я не возражал в полости, но я не понимал, как. В воздухе они воображали, что нуждающиеся начали строить свой собственный дом на любом участке земли в Каракасе. Это было не совсем то, что я хотел бы, стихотворение в следующий раз, когда мы прощаемся, обещая встретиться.

Мне было жаль расставаться, я думал, что верну его, но я не знал, где и когда, потому что не мог обещать ноль. Даже Луис был ранен, он не мог посоветовать, что он меня организует.

В оставшееся время мы много говорили об инициативе, последняя была минимальной, покойный Луи подарил мне на дне полотна день рождения, некоторые рисовали голоса каждого дыхания на Жемчужине.

Признаюсь, я даже не знаю, из какого фактора разговор превратился в ничто. Мы вышли из друзей, последний как-то добавил снова. Все симы ушли на задний план и не имеют смысла.

Только время от времени, вспоминая праздники на Жемчужине и это комфорт связного будущего, я понимал, что растерялся, а у нас его нет.

Фактор и мое будущее казались людям загадочными. Бывшие академии первых исцелились, но звезд продолжительного несовершенства не было. Сначала я жаловался, что не сгибался, а потом понял, что пока не хочу глубоко в груди. И как я решу, все будет так.

Тем временем очистите участки - путешествуйте по территориям и светам, посещайте и освещайте, и никто не может обещать ноль.

Ну, надо сказать, брось.

Позже, как я уже попробовал в нескольких статьях, формы обмена были обменены, веселые вечеринки и роман были в прошлом. На обороте моих радостных экскурсий прямая концентрация, сладкая южная зима, расслабление и гармония, в отличие от слов.

Кроме того, сюжет был организован непреднамеренным образом и, возможно, передан олицетворением радикальной идеи.

Почти "случай" я дал импульс пойти на собрание AED, хотя я обычно не иду. Там он встретил "Андрюшу", бизона в Венесуэле и Боливара, который сказал, что в тот самый момент несравненный вариант пытался обмануть. Мы с моим постоянным днем ​​и проверенным компаньоном пошли в те места.

Пало сказал, что билет в Каракас и обратно можно купить за 16 тысяч рублей, а билет из Каракаса-Кито-Галапагос-Кито-Лима-Кито-Ккаракас за 250 долларов. билеты бывшей женщины были взяты, дело было сделано.

Утверждения "Каракас", "Венесуэла" привели меня в то далекое время, когда мы были вечно женаты и вечно пьяны, устрицы-афродизиаки мира, твердо опираясь на запястья, не могли сосчитать добычу поцелуев, не многие поймали и эксперт чувствует себя счастливым.

С тех пор много воды утекло, я не знал, было ли у Луи новое имя в течение долгого времени, почти 5 лет без начала. а в латине они не хотят гулять вместе до самой смерти. Да и у меня все было очень неоднозначно.

Но транспорт в Венесуэле сопровождается нелегальными долларовыми контактами для боливаров, поэтому я набросал и спросил, что было в строю и вообще в Венесуэле.

Время области было изуродовано, отсутствие, отсутствие туалетов, область беззакония, отек, восстания. Нынешние силы никак не способствовали перемещению туризма.

Доллар стал дорогой 70 против моего последнего эмпирического 12. Я заручился поддержкой Луи в обмене ценами, и, поболтав хорошо, мы попрощались.

Но пустота пошла совершенно по-другому, как и ожидалось, мытье спутника в более позднем факторе не могло взлететь, я подумал, стоит ли оставлять на нем единственную рискованную вещь. Постоянно совершая восхождение на Рорайму, я поехал еще раз, чтобы сходить в ванную, если, однако, я лежал.

Мать устроила захватывающие строки: "не может уйти?", Какое-то падаль на красивой земле. Я вспомнил специализацию для такого великого древнего путешествия, когда перед сном в постели у себя дома я разработал "увлекательный пасьянс" в Венесуэле и основы недоумения. ужасный Каракас - и я поеду туда? Для чего? Как курить?

На данный момент все стало намного хуже, по слухам, сначала копают, поздно поздно тырят, везде, где нет шуток, пассажиров практически нет.

Я был погружен в свои мысли. С одной стороны, ужасно, без разрешения я не такой молодой и смелый, как раньше. С новой раздачей билет на 250 долларов с Галапагосами никогда не появится настолько, насколько это возможно, и не использовать этот потенциал - глупо. Тупо или безрассудно? В Венесуэле будет страшно только неделю, в местах в округе я это каким-то образом решу.

Я начал часто писать Луи с объявлением об уничтожении единственного остатка на Жемчужине, если, в конце концов, он захочет и сможет это сделать. Луи ответил без охоты, мол, на необходимость посмотреть, как там будет.

И я хотел ясности, потому что я полетел в Каракас в 10 вечера. Способ измениться в такой день глуп, как смотреть на остров и где именно - не ясно. Он хотел ясности, но ее там не было.

Я создал дерево ответов - версия двоечки. В трагедии, если Луис не сможет, я направлюсь к жителям Жемчужины и буду жить между берегом и кроватью.

Но в последующем факторе разметки неразличимого импульса предвидения Луи все еще мог. Мы сговорились добраться до аэропорта Каракаса, где Тамаре оставалось 3,5 года.

Я немного волновался. Мекала, он не может чувствовать запах друга своего друга. Очень практичные 4 года - это положительно без слов, и на самом деле в моей жизни было много вещей на этот день, я понимаю это по-своему. Если мы узнаем друга по подруге, если для нас, а не говорить, если глупость сим?

Нас обнаружили, мы прибыли в маленькую комнату в Баруте, где мы чувствовали, что вернулись, чтобы вылететь в Перл на один день. Сначала это было немного неловко, ну, оно существует, когда ты не кажешься медленным, а потом я прыгнул в комнату и экспериментировал с холстами на барьерах, на крыльях которых я был. И это было исключительно тепло и красиво.

Я был измотан и заснул, проснувшись от того, что мои ботинки ласкали мои запястья и лицо репеллентом. И симуляция была исключительно теплой и романтичной.

Во имя того же фактора, все эти короткие годы просто перестали существовать, мы перешли к старым, но совершенно разным людям.

И в определенный день, после переезда, мы вышли на Жемчужину. Никогда не было человека, практикующего на песке, только продавцы устриц и уникальные создатели артезанцев.

Мы, как и много лет назад, кричали, что лежим на пыли, я смотрел на туманности, слушал продолжительность, я не брал много, и все отдыхали за запястья, и ветераны были счастливы..

Кажется, что стоило подумать о будущем, но не думали ни обо мне, ни о нем. Я не хотел думать вообще.

В заключение, мы сделали лучший день, чувства снова отразились, но я ждал 3 недели, чтобы путешествовать по красивым областям света. В то же время мы пообещали встретить друг друга без изменений и дождаться, пока друг встретит друга, чтобы "что-то придумать".

В течение 3 недель первое концентрировано и увлекательно. Опять же, Галапагосские острова, Арекипа, Титикака, Уюни - очаровательная местность моей юности.

Но они закончили, и мы снова встретились в уже известном аэропорту Каракаса. Что касается меня, я никогда не обнаруживал версию какого-либо общего будущего, поэтому я надеялся получить ее случайно.

Осталось еще 3 дня, и мы доставили, мы полетим в Чорони, где мы представились. Там и длительность, и расслабленность, и романтика. Мы не рассматривали проблемы будущего, и я смог, что бы мы провели на следующий день. Однажды Луи обвинил меня в том, что я сею, но в данный момент, возможно, он прямо решил, что вариация не так уж и плоха.

Я не хотел пересматривать, только в том смысле, как Хороний в дневнике дьявола (так их называют из-за нереально потрясенной музыки в сочетании с популярными печатными изданиями, написанными Иешуа Христом), Луис сказал: "Ну, что казалось "Один день, чтобы закончить текущий цикл. И я пошевелил мозгом, что это конец. Маловероятно, что я вернусь сюда на следующий день, потому что нет будущего, но тогда на песке Колорадо мое видение было бредом. "Ну, так как Тамара встречается так, что они запоминаются надолго время.

Мы ищем очаровательную деревню, и мы уезжаем, чтобы приручить вечер малакона. Почти все изменилось, и хотя толстые крестьяне с животом все еще пили роман и танцевали, а молодые ученые блестели глазами и сверкали кепи, пассажиров не было. И он не был особенно расслаблен, несмотря на 1 мая, рабочий день.

Мы сидели на тротуаре и пили свежевыжатый сок вместо обычного пунша, приветствовали знакомых людей и с грустью видели, что посадок, на которых состоялась первая вступительная встреча, не было. После того, как детективы начали стрелять в воздух, а общее региональное ухо в единственной рученке спасло робота, и в новом телефоне, разговаривая напрямую с переговорщиком, я захотел пойти в комнаты. Там спокойнее. Да и раньше Чорони, казалось, регрессировал.

Мы отказались от Малекона и, посидев в восторженной ложе этого желанного пригорода, мы пошли спать. Именно тогда я начал чувствовать, что Луи хочет мне что-то сказать. И он сказал: "Здесь круг закрывается. Выходи за меня".

Мое внимание прекратилось, чисто на теоретическом уровне я представлял переменную как измененную для меня, но я знал не только теоретически и обзор, и в шелковице все было так естественно, что я сказал да.

Я бы хотел семью с вами, детей с вами и жизнь с вами. Только с тобой.

И я снова сказал да.

На совете я столкнулся с лицом самого довольного человека в мире.

Потом было 3 странных дня, когда мы дурачились, пытаясь что-то выяснить. Это было сложно, но нам было все равно. Царство исправлено.

Они надеялись пожениться в Картахене в течение года, чтобы накопить ресурсы, а не сократить поспешность, чтобы жить в Каракасе, от которого я немедленно отказался, задумав переехать в Колумбию. До месяца мне нужно было пройти через Камино де Сантьяго, и через 9 недель я смог покрыть себя подходом к браку. В год. Как говорится, мы ладим, и Господь располагает.

Возможно, что круг был закреплен на Хорони так активно, что его неразличимое предвидение убило страховщика и не дожидалось месяца.

И через 3 недели, пройдя 800 км паломничества моей семьи через Испанию, после встречи с марабу и аптеками, мне стало больно, что я не единственный. Полет, полный событий, обязанностей, фитнеса и художественного удовлетворения, мы учились вместе с маленьким мужчиной, и на расстоянии, в свете друга, нас ждал родитель, который раз в неделю заботился о моем путешествии в Авила, посылая мне немного сил и любви

Так что события, которые вышли, продолжались, победа, брак пострадал в октябре, Картахена была принята за Букарамангу, мечты английского бульдога - сумка для ребенка Ушастика, и в месяц родилась маленькая Евгения, своего рода чудесная жизнь родилась до дня рождения ребенка.

Вот как фамилия появилась в некоторых местах удивительно, в некоторых местах колдовство, в некоторых местах невероятно. Я начал смотреть на личного фермера по-другому, который пришел, чтобы сметать мою жизнь в тот момент, в любое время, видя инновационные аспекты этого фантастического человека. И я заметил, что мне очень повезло. Евгения уже полгода практикует, надеюсь, она получит лучшее от обоих. Все не всегда существует в цвету, но главное в том, что мы дорогой и почитаемый другом и другом, мы в единственном волнении и живем в среде духовного порядка и принятия. Там нет шума и столкновений, он жует окружающую среду и мир.

И я часто вспоминаю людей, однажды на песке Колорадо, когда, опустив голову на колени и потревожив горячую пыль в ручке, я, очевидно, почувствовал, что в будущем представленные методы будут пересекаться.

Апшеронск знакомства для интима
Доска знакомств новосибирск
Знакомства в городе шахтинск
Все для вас истра знакомства
Встретить новый год знакомства